Apple выбирает путь | | Развлекательный портал
Главная » Apple » Apple выбирает путь

Apple выбирает путь

Первые шаги Apple под управлением Стива Джобса были похожи на панические метания из одной крайности в другую. Мне они напомнили…черновики Пушкина. Очень трудно найти именно то звучание, которое единственное.

Неудивительно: по образованию Стив недоучившийся поэт. А вероятность спасения Apple была близка к нулю. Сравнивавшие резкие маневры гибнущей компании с паническим метанием крыс под воздействием ультразвука, скорее всего, считали что компании надо было принять к исполнению какую-нибудь стратегию, и тупо, в точности, довести её до конца.

Стив противоречил самому себе. В мае 1997, скорее всего уже решившись ввязаться в почти безнадежную авантюру, он говорил одно (например, про клоны: идея отличная и нужная, но реализуется она из рук вон плохо), а в августе того же года он вынес клонам смертный приговор.

В августе 1997 года он говорил о стратегии двух операционных систем, классической Mac OS и Rhapsody, сравнивая их с Windows 95 и Windows NT у Microsoft. Mac OS должна была, шаг за шагом, превращаться в “современную операционную систему”, сохраняя, насколько это будет возможно, совместимость со старым программным обеспечением и её сильные стороны. Rhapsody, прямой потомок NEXTSTEP/OPENSTEP, предназначалась для рабочих станций и серверов.

ProjectBuilder, среда разработки Rhapsody, вызывала интерес у профессионалов. Особенно привлекала возможность компилировать одни и те же исходные коды для самых разных платформ (Windows NT, Linux’ы, Sun Solaris и другие). ProjectBuilder уже умел делать это, и очень неплохо – а если потратить время на оттачивание этого умения, с ним едва ли кто-то смог бы конкурировать в ближайшие лет десять. Кстати, Mac OS в этом списке не было, но добавить её поддержку было относительно несложно.

Apple унаследовала партнерство с HP и Sun Microsystems, договоренности с Microsoft, а федералы (военно-морской флот США, NASA, департамент сельского хозяйства США и другие) выступили с официальным сообщением об успешно развивающихся проектах с участием NeXT, и о том что эти проекты продолжатся, независимо от названия компании-партнера.

Планировались новые проекты. Государственное финансирование было гарантировано. А это очень и очень большие деньги, добиться которых невероятно трудно (бюрократические структуры тяжелы на подъем), но и остановить непросто (эти структуры инерционны).

Федералы приоткрыли плотную завесу секретности, поделившись интересной статистикой по поводу использования ими WebObjects: число веб-приложений, написанных с помощью этой технологии, год за годом, росло в геометрической прогрессии, это принесло NeXT Software 3/4 её доходов в 1996. Это был сигнал Apple о готовности государства и дальше делиться с производителями OPENSTEP и WebObjects своими доходами. Естественно, на условиях спонсора.

Судя по тому, что случилось потом, Apple на эти условия не согласилась.

Это вторая часть серии о превращении Apple в NeXT Apple. Предыдущие части:

  1. NeXT Apple.

Rhapsody нуждается в ваших усилиях!

Парадоксально, но факт: располагая одной из лучших в мире сред разработки, уверяя всех в её потрясающих возможностях (время разработки уменьшается в 5-10 раз), Apple, также как и NeXT за пару лет до описываемых событий, не вызывала доверия у профессионалов из-за отсутствия “ключевых” программных продуктов от важнейших разработчиков п/о.

Эти ключевые продукты, ставшие золотым стандартом индустрии, разрабатывались как для Windows, так и для Mac OS – что позволяло специалистам (дизайнерам, наборщикам, клеркам и всем остальным) достаточно легко переходить с платформы на платформу, так как любой серьезный программный продукт осваивается отнюдь не за один-два дня.

Среда разработки, в сочетании с неплохими объектно-ориентированными библиотеками, реально облегчали разработку программного обеспечения, и казалось бы, препятствий для того, чтобы малоизвестные компании написали свой собственный “ответ Чемберлену”, не было. Тем более, что и NeXT, и Apple’97, призывали молодые компании сотворить это чудо.

Стив даже сказал однажды: “что-то я давно не слышал чтобы 2 или 3 человека собрались в гараже для создания следующего великого чего-то”. Наверное, не только у одного меня, после этих слов, возникло желание создать такое “великое что-то” в сарае на чьей-нибудь даче или в подсобке какого-нибудь предприятия. Но…

Открыть какое-то новое направление “в гараже” можно, но вот создать продукт, который мог бы конкурировать с “ведущими разработчиками”, увы, скорее всего уже нельзя. Время уже было не то.

Особенно “не тем” оно было для Apple. Компания выжимала прибыль из поступлений от неуклонно сокращающихся объемов продаж. Доля Mac’ов на рынке падала. Медленнее чем за год до этого, но неотвратимо. Скептики и ненавистники ликовали: еще чуть-чуть, и этой наглой компании не станет.

Время уже было не то. Точнее, времени уже совсем не было.

В чем ценность “стандартных” продуктов

Ценность “стандартных” программных продуктов определяется не столько миллионами часов труда хороших программистов, и даже не их искусством. И даже не современностью процессов в разработке программного обеспечения (в конце 90-х они уже были доступны всем).

Кроме программистов, тестировщиков и технических менеджеров, у компаний создающих “ключевое” программное обеспечение есть ценный опыт в их области (который сын ошибок трудных), специалисты съевшие собаку в необходимой предметной области, целые пласты “тайных знаний”, накопленных за годы, и украденных у конкурентов.

Есть еще и коммерческие вопросы – но, если сильно заинтересовать компанию величиной с Apple своим замыслом, продвижение и распространение продукта гарантировано.

Создание конкурента любой в мире операционной системе, не говоря уже о программных продуктах вроде Adobe Photoshop или Microsoft Office, естественно, не невозможно. Это просто очень сложно, затратно и рискованно. И потенциальная “жертва” вовсе не обязана сидеть сложа руки: она будет сопротивляться. Нет, естественно никто не пришлет киллера, в большинстве стран мира это незаконно и жестоко наказывается.

За время существования индустрии персональных компьютеров, накоплен целый арсенал методов легального воздействия на нежелательных новичков. О них я напишу в одной из следующих частей серии – действуют они безотказно. И, повторюсь, они легальны.

Программные продукты необходимого для успеха платформы уровня пишутся годами, и непросто, и вероятность их бесславного преждевременного завершения слишком высока.

В 1997-98 у Apple Computer не было ни времени, ни денег, на подобные эксперименты. Как ни привлекательна мечта о своем фирменном ответе Microsoft Office или Adobe Photoshop, независимо от эффективности средств разработки, без авторитетных на рынке программ от “жирных” производителей было не обойтись.

Но “основные игроки” на рынке программного обеспечения тратить время и средства на перенос своего программного обеспечения в операционную систему, выживание которой никто не гарантирует, не желали. Тем более, в такую как Rhapsody, сильно отличающуюся от других платформ того времени.

Естественно, они понимали, что без их помощи у платформы нет никаких шансов выжить, но помогать ей не собирались.

Еще одно радикальное изменение стратегии

В конце 1997 и в начале 1998, ни в одном из выступлений представителей Apple об этом не было сказано ни слова. Ни слова не просочилось в прессу. Внешне все выглядело как если бы огромная компания тупо продолжала сближаться с отвесной стеной, даже не пытаясь маневрировать.

Программистов продолжали провоцировать на написание программ, которые убьют этих зажравшихся и ленивых властителей судьбы платформы. Но Стив не настолько прост, как о нем думали.

Уже в августе 1997 года, и не спрашивайте меня “откуда дровишки”, на Apple думали о кое-чем другом… И это кое-что другое, в общих чертах, уже было похоже на то, что случилось в мае 1998 года.

Об этом читайте в продолжении.