NeXT Computer, риски и RISC | | Развлекательный портал
Главная » Apple » NeXT Computer, риски и RISC

NeXT Computer, риски и RISC

NeXT Computer был iPhone’ом 1988 года, но пал жертвой случайностей и ошибок. Это сравнение требует доказательств, так как расходится с общепринятой точкой зрения. Не уверен, что это вообще можно доказать, но аргументы приведу.

Продолжение. Предыдущие серии здесь, здесь, здесь и здесь.

Недостатки

Первый компьютер компании NeXT Computer Inc, идеально-черный куб, стоивший в два с лишним раза больше чем ожидал “заказчик” (6 500 долларов вместо 3 000), был не лишен недостатков.

Вообще-то, серьезных недостатков у него было только два: цена и магнито-оптические диски от Canon. 6 500 – это цена для организаций высшего образования, сниженная по сравнению с ценой, в которую компьютер обходился бы обычному покупателю. Для них была запланирована цена в районе 9000-10000 долларов.

В базовый комплект входил дисковод для магнито-оптических дисков, и предусмотрена возможность установки либо еще одного МО-диска, либо жесткого диска объемом в 330 или в 660 мегабайт. Дополнительный МО-дисковод или диск, естественно, нужно было покупать за свои кровные. За 1 495 (МО), 1 995 (330 Мб) или 3 995 (660 Мб) долларов.

Немногие счастливые покупатели быстро пришли к неутешительному выводу: жесткий диск вовсе не опция, это необходимость. Время доступа у данным на МО-диске было 96 мс, что совершенно неприемлемо.

Кроме того, NeXT, совместно с Canon, разработала очень привлекательный и недорогой NeXT LaserPrinter. Легкий, компактный (движок Canon SX, такой же как в Apple LaserWriter II и HP LaserJet II/III, только уменьшенный и оптимизированный), относительно недорогой – его “образовательная” цена была всего 2 495 долларов…

Все это провоцировало потратиться еще и на него. Наверное, слишком хороший принтер – недостаток. Но люди ныли, почитал я тогдашние форумы.

6 500 превращались в 10 500, или в 12 500, а это уже совсем другая ценовая категория. NeXT Computer и в ней был лучшим, но тем, кто готов был потратить на неё такие деньги, компьютер просто не продавали.

Договор дороже денег, исполняется даже ценой жизни… Странные у них порядки, да?

Мини-портрет

От персональных компьютеров того времени персональный мейнфрейм NeXT Computer отличался числом и назначением процессоров.

Кроме более-менее обычных MC68030 (CPU) и MC68882 (FPU), в конфигурацию входил цифровой процессор обработки сигналов, MC56001 (DSP). Все пишущие гадость про NeXT отметили эту деталь: специальный процессор и немаленькие части операционной системы и среды разработки используются для стереофонической музыкальной системы высокого качества! Вот только бы Стиву цену накрутить!

Это правда, но не вся. Цифровой процессор обработки сигналов в компьютере и в системе использовался исключительно для обработки звука (генерации и воспроизведения музыки, человеческой речи и звуковых эффектов, и звук действительно был высокого качества).

Но, кроме этого, у процессора был свой коммуникационный канал (вход/выход), разъем на корпусе Куба, а в инструментарий разработчика были включены средства для написания собственных программ для MC56001 – сигнальный процессор отлично подходит еще и для обработки больших массивов данных, справляясь с ними почти на порядок быстрее, чем CPU. Для высшего образования (целевая аудитория компьютера) и исследований это очень ценное достоинство.

Кроме всего прочего, при обработке данных главный процессор ведет себя почти как топ-менеджер: дает указания, и ждет отчеты о выполнении – тратя свое время на иную, более важную, работу.

Все три процессора, а также процессоры ввода/вывода, разработанные совместно с VLSI, были разогнаны до частоты 25 МГц.

SCSI-порт, совместимый со всеми устройствами, которые работали с Mac’ами и другими (редкими) компьютеры использующими SCSI, обеспечивал скорость передачи данных в 4 МБ/с, почти в три раза большую, чем SCSI на Mac’ах. В NeXT Computer использовался чип NCR 53C90, вместо обычного (и более дешевого) NCR 5380 на Mac’ах.

Жесткие диски в 330 или 660 Мб (“обязательная” опция), обеспечивали время доступа в 18 мс. В пять раз скорострельнее чем Canon’вские МО-диски.

На корпусе Куба размещались разъемы ввода/вывода, которые, по мнению дизайнеров, не требовали частых обращений пользователя: порт DSP, два последовательных порта, порт SCSI, порт лазерного принтера (NeXT LaserPrinter был разработан исключительно для NeXT Computer, поскольку все задачи, обычно перекладываемые на процессор принтера, брали на себя центральный процессор и Display PostScript), порт Ethernet и порт для подключения монитора.

Монитор был неотъемлемой частью системы. Кабель (длиной в 3 метра) в технической документации NeXT назывался “пуповиной”, поскольку объединял несколько кабелей, в том числе силовой, разъем для подключения стереофонических наушников, левый и правый стерео-каналы (вход/выход), разъемы для подключения 85-клавишной клавиатуры и микрофона.

Двух-кнопочная оптико-механическая мышь подключалась к клавиатуре через разъем на стороне последней, обращенной к монитору, в её центре (одинаково удобно для правшей и левшей).

На клавиатуре по две клавиши Command и Alt, с разными кодами клавиш (если нужно их различать в программе, нет проблем). А также клавиши включения и выключения питания, управления громкостью звука и яркостью экрана.

Длина кабеля-пуповины продиктована гуманными соображениями: движущихся деталей в мониторе нет, он всегда рядом с пользователем. В компьютере – МО-дисковод, жесткий диск, вентиляторы, блок питания – он шумит. Тише чем персональные компьютеры, но если его отодвинуть от рабочего места метра на два или на два с половиной, его не слышно.

Кстати, блок питания: автоматически (без участия пользователя) настраивается на любое электропитание, с напряжением в диапазоне от 90 до 260 вольт с частотой от 50 до 60 герц.

Оперативная память – 8 мегабайт встроенной, и 8 свободных банков для расширения её до 16 мегабайт.

17-дюймовый монитор MegaPixel

Монитор 17-дюймовый (43,2 см), черно-белый, с 4 уровнями серого (2 бита на пиксель).

Разрешение – 1120х832 пикселей. До мегапикселя не дотягивает: их всего 931 840.

Зато 92 пикселя на дюйм (на Mac’ах – 72).

Разработан Хартмутом Эсслингером, из компани FrogDesign, производился на заводе NeXT в Фремонте.

Почему монитор не цветной?

Этот вопрос был задан Стиву на пресс-конференции, сразу после 2-часовой презентации.

Вот его ответ: у нас был выбор, использовать небольшой (12 дюймов) цветной монитор, или 17-дюймовый с градациями серого. Через год или два будет разработана видео-карта NeXT Dimension, тогда никаких ограничений не будет.

Почему мы не выбрали маленький цветной монитор? Из-за проблемы наименьшего общего делителя. В первых Mac’ах использовался 9-дюймовый черно-белый монитор, из-за этого, для максимального охвата рынка, программисты вынуждены поддерживать этот размер экрана. Это и есть проблема наименьшего общего делителя.

Поэтому мы предпочли большой черно-белых монитор.

Кроме того, пользователи предпочитают большие мониторы, они устали прокручивать тексты и графику.

Магнито-оптические диски

Я назвал это явление японского народного хозяйства недостатком, но…

МО-диски были одними из первых оптических дисков, с возможностью многократной перезаписи данных, разработаны компанией Canon. Джобс увидел их во время визита на Canon по вопросам, связанным с разработкой NeXT LaserPrinter. На Canon, не найдя на это изделие спроса, проект собирались закрывать, но Джобс нашел в них решение одного из очень важных для него вопросов.

Речь шла о “пешей транспортировке данных”. Раньше, не задумываясь ни о каких проблемах, для этого использовались дискеты. Большой объем данных на дискету не запишешь, и читались/писались они страшно медленно, но зато просто и практично.

По мнению одного из первых росийских компьютерных журналов, в то время такой способ передачи данных был надежнее, удобнее, а часто и самым быстрым, способом передачи данных. Движение – жизнь.

Но дистрибутив NeXTSTEP, если распространять его на дискетах, потребовал бы 50, а то и 75 дискет.

Стив считал, что дискеты – это носитель информации из 70-х, нужен более надежный и более ёмкий носитель, желательно с быстрым доступом к данным. МО-диски, ёмкостью в 256 мегабайт, показались ему именно тем, что нужно. По скорости записи и чтения данных МО-диски раза в полтора/два превосходили дискеты.

Время доступа (60-70 мс по словам Стива Джобса, согласно документации 96 мс) было, все-таки, почти неприемлемо: в 256 мегабайт можно записать огромные (по тем временам) объемы данных, по словам Джобса “теперь можно носить в кармане больше данных, чем создал за всю свою жизнь”…

Джобс рискнул, первым и единственным в мире использовав эти диски в коммерческом компьютере. Риск на то и риск…

Вскоре МО-диски исчезли из компьютеров NeXT, и на них даже вернулись дискеты, но это было потом.

Почему не RISC?

Увлечение компьютерной индустрии RISC-процессорами приближалось к самой горячей точке. Вопрос о том, почему NeXT не построила первую машину новой платформы (то есть, не связанную необходимостью поддерживать исторически накопившееся программное обеспечение) на RISC-процессорах, от той же Motorola, например, тоже был задан.

По словам Джобса, первоначально они планировали использовать именно RISC-процессор от Motorola, семейства 88х, но его разработка была еще не закончена, гарантировать что-либо через год или два Motorola не могла – и кроме того, они до сих пор не выпускают эти процессоры в количествах, необходимых для серийного компьютера…

Кроме того, MC68030+MC68882+MC56001, благодаря передовой архитектуре, вполне производительны и эффективны.

Продолжение следует